Возглашение

Возглашение к христолюбивым читателям, напечатанное при первом Издании Евангелия на русском наречии

Словом Божиим все сотворено, и все сотворенное держится силою Слова Божия.

Для человека Слово Божие есть нетленное семя, от которого он возрождается из естественной в благодатную жизнь; есть хлеб, которым он духовно живет, и вода, которою утоляет духовную жажду; есть светильник, сияющий в темном месте, пока придет рассвет, и заря взойдет в сердце, и есть самый дневной свет, то есть, живое и блаженное познание Бога и чудес Его во времени и вечности. Без Слова Божия человек мрачен, гладен, жаждущ и мертв духовно.

По сей необходимости Слова Божия для истинного лучшего существования человека, Всеблагий Бог, от самого начала мира, многократно и многообразно говорил отцам чрез Пророков; а наконец говорил Он нам самым Ипостасным Своим Словом, Единородным Сыном Своим, Иисусом Христом. И дабы Слово Его, открытое некоторым, в некоторые времена, было для всех, и навсегда, Он повелел Богодухновенным мужам написать оное в Священных книгах.

Когда народ, способный к тому, чтобы ему вверить писанное Слово Божие, был один, еврейский, тогда и Священные книги писаны были на одном еврейском языке. Так было вначале со всеми книгами Ветхого Завета. Но когда, по предведению и предопределению Божию, настало время разделить сокровище Слова Божия и между прочими народами, тогда, еще до пришествия в мир Иисуса Христа, Священные книги еврейские переведены были на греческий язык; а после, Священные книги Нового Завета явились уже не на еврейском, но на греческом языке, как более прочих в те времена повсюду известном и потому более способном к распространению Слова Божия во всех народах. Сему указанию последовали далее Пастыри и Учители Христианской Церкви: и Слово Божие переводами Священных книг с давних времен освятило многие языки, в числе их и отечественный нам славенский.

Но, между тем как язык в книгах неизменно храниться может многие века, язык в устах народа в одном веке изменяется много; и написанное за несколько столетий на нашем отечественном языке ныне нам уже мало понятно, без особенного изучения сего языка в древнем его состоянии. Из сего открывается, для беспрепятственного употребления и распространения Слова Божия, необходимость не только переводить Священное Писание на отечественный язык, но и на сем самом языке от времени до времени возобновлять перевод, сообразно с состоянием сего языка в его народном употреблении. Необходимость сию давно уже видели предки наши, когда, при переписке славенских Священных книг, не редко заменяли вышедшие из употребления слова другими употребительнейшими (а иногда притом и сходственнейшими с подлинником), что желающему не трудно усмотреть из сличения древних славенских рукописей Священного Писания с древнейшими. Достойный особенного уважения пример трудов сего рода, о котором не можно здесь умолчать, дал святой Алексий Митрополит Московский, которым тщательнейше исправленный с греческого славенский список святого Евангелия доныне хранится в Московском Чудове монастыре, где и мощи его почивают. Ныне находящееся в народном употреблении русское наречие столько уже удалилось от славенского, употребленного в древнем переводе Священного Писания, что дабы облегчить народу разумение оного, уже недостаточна была бы перемена нескольких древних неупотребительных слов на новые употребительные, но требуется возобновление всего перевода, сообразно с настоящим состоянием русского наречия.

На сию потребность, прозорливо усмотренную, деятельно указал Благочестивейший ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР в Высочайшем повелении Своем, объявленном Святейшему Синоду в 23 день Февраля 1816 года, в котором изображено:

«ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО, как внутренним Божественным достоинством Священного Писания, так и самыми опытами убеждаясь в том, сколь полезно чтение оного людям всякого звания для преспеяния в благочестии и благонравии, на коих зиждется истинное благо людей и народов, и посему обращая внимание на действия Российского Библейского Общества, с прискорбием усматривает, что многие из россиян, по свойству полученного ими воспитания, быв удалены от древнего славенского наречия, не без крайнего затруднения могут употреблять издаваемые для них на сем единственно наречии Священные книги, так что некоторые прибегают в сем случае к пособию иностранных переводов, а большая часть и сего иметь не может. Но как из Отчета Российского Библейского Общества за 1814 год ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ известно, что в подобных изъясненным здесь обстоятельствах, в Церкви греческой Патриаршею грамотою одобрено народу чтение Священного Писания Нового Завета на новейшем греческом наречии, вместо древнего, то ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО находит соответственным с обстоятельствами, чтобы и для российского народа, под смотрением духовных лиц, сделано было преложение Нового Завета с древнего славенского на новое российское наречие, каковое преложение и может быть издано для желающих от Российского Библейского Общества, вместе с древним славенским текстом, подобно как издано уже с дозволения Святейшего Синода Послание к Римлянам, на славенском и российском наречии совокупно. Само собою разумеется, что церковное употребление славенского текста долженствует остаться неприкосновенным».

По сей Христолюбивой воле Благочестивейшего Монарха, и по благословению Святейшего Синода, согласно с требованием обстоятельств и давно уже изъявляемым желанием многих любителей Слова Божия, предпринять перевод Священных книг на российское наречие; и, дабы не утомлять благочестивого ожидания, пока все дело сие совершится, отдельно представляется здесь, переведенное доныне, Евангелие четырех Евангелистов.

Христолюбивые Читатели! не приписывая ничего пособиям человеческим, но дерзая о силе Слова Божия, когда есть удобность принимать оное, мы можем сказать, что ныне дверь Евангелия отверзается для многих пространнее прежнего. Читайте, слушайте, веруйте, исполняйте, умудряйтесь и спасайтесь! О трудящихся же в сем деле молите Бога Слова, да даст и умножит им свет и силу к верному и неукоснительному продолжению и совершению начатого.

МИХАИЛ, Митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский.
СЕРАФИМ, Митрополит Московский и Коломенский.
ФИЛАРЕТ, Архиепископ Тверский и Кашинский.
1819 года
Марта 30 дня.

К ХРИСТОЛЮБИВЫМ ЧИТАТЕЛЯМ.

По случаю издания всего Нового Завета на одном русском наречии.

В возглашении при первом издании Святого Евангелия на славенском и русском наречии возвещено было вам, Христолюбивые Чтители и Читатели Слова Божия, почему, и для чего, предпринят перевод Священных книг на русское наречие: именно, по недовольной в настоящее время вразумительности перевода славенского, для удобнейшего всякому домашнего поучения в Слове Божием. Посему, и для сего, споспешествующу Господу в деле, предпринятом во славу Его, издаются ныне все книги Нового Завета на одном русском наречии.

Для чего же не на обоих наречиях? спросят осторожные чтители древности. Ответствуем: для того же, то есть, для удобнейшего приобретения и употребления; для того, чтобы и бедному не трудно было приобресть бесценное сокровище; для того, чтобы удобно вам было положить словеса сия у сердца вашего, и научать сим чада своя глаголати сия, седящу тебе в дому, и идущу тебе в пути, и возлежащу ти, и восстающу ти. Втор. XI. 18, 19.

Вероятно, и много еще сделано будет вопросов при виде и чтении настоящего Издания: или лучше сказать, трудящиеся в переводе Священного Писания уже слышали многие вопросы, по случаю предшествовавших сему Изданию опытов. Что же вы при сем думали? спросят, конечно, теперь. Ответствуем: не думали мы упорно защищаться; но непрестанно полагая наше служебное дело к стопам Бога Слова, от Него единого могли и дерзали ожидать защищения Его истины, исправления наших несовершенств, света для нашего неведения, и в сем чаянии вновь испытывая каждое слово сделанного перевода, которое подавало случай к каким либо вопросам, старались представить оный, сколько можно, точным против подлинника, ясным для читающих, неподверженным превратному истолкованию.

Большая часть вопросов о русском переводе Священных книг имеют основанием один вопрос: почему русский перевод не довольно точен против славенского? На сие достаточен один ответ: потому, что с возможною точностию старались держаться подлинника греческого по древнейшим и вернейшим его спискам, из которых святые Отцы выписывали Евангельские и Апостольские слова в свои сочинения, или какие сохранились до наших времен.

Для изъяснения сего представим один пример, и притом такой, который бы понятен был и незнающим греческого языка. Евангелия от Луки главы IX в стихе 23 м в обыкновенных изданиях славенских читается: аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и последует Ми. Но в некоторых славенских же изданиях в последней половине сего изречения есть дополнение; а именно, в них читается: да возмет крест свой на кийждо день. Чтобы из сих разных чтений избрать достовернейшее, по необходимости надлежало обратиться к древнейшим греческим спискам Евангелия, и поелику оказалось, что слова на кийждо день во многих из древних списков есть; и что святой Златоуст, переводя вышеупомянутое изречение Евангельское, также произносит слова: на кийждо день, то вот почему в сем месте русского перевода найдете слова, которых нет в обыкновенных славенских изданиях; именно, в нем поставлено: каждый день бери крест свой. Приметьте из сего примера, благонамеренные Читатели, как старались переводчики сохранить для вас каждое, так сказать, малое зерно чистого семени Слова Евангельского: и посему рассуждайте о прочих случаях, где русский перевод покажется вам не точен против славенского.
Заключим наставлением Апостола Петра: отложив всякую злобу, и всякий обман, и лицемерие, и зависть, и всякое злоречие, как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное млеко, дабы от него возрасти вам во спасение. I Петр. II. 1, 2.

СЕРАФИМ, Митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский.
ФИЛАРЕТ, Архиепископ Московский и Коломенский.
ИОНА, Архиепископ Тверский и Кашинский.
Октября 25 дня 1823 года.